Энциклопедия Рыбного МурманаЭнциклопедия Рыбного Мурмана

Свен Петрович Локко / Даты

03.03.2014

Сегодня (03.03.2014) исполнилось бы 90 лет Свену Петровичу Локко (1924-15.11.2008) - писателю, публицисту, художнику, члену Союза писателей СССР (1990), России (1991). Активному нештатному автору еженедельника «Рыбный Мурман» на рубеже 1980-1990-х годов.
Во второй половине Х1Х века Мурман стали заселять финны и норвежцы. Переселенцев привлекали свободные земли на берегу моря, где всегда можно было добыть еду. В Норвегии и в Финляндии в то время были голодные годы, поэтому люди и шли на восток, в Россию. Царское правительство давало колонистам денежные ссуды, стремясь обжить пустынное побережье Кольского полуострова.
Свен Петрович рассказывал: «Тогда же переселились в Уура-губу мой дед и бабушка, и трое их сыновей — мои дядья, со своими сыновьями. Моя бабушка — мать отца — была саамка.

Основными промыслами финнов были сельское хозяйство, разведение скота, строительство лодок и рыбная ловля. Кроме этого были хорошие покосные луга, которые косили, а потом продавали заготовленное сено. Был здесь также и остров с гнездовьем птиц и птичьим пухом. Пух собирали и отвозили в Норвегию и Архангельск на продажу… В море было сколько хочешь рыбы, и деревня Уура стала рыболовецкой деревней. В начале 1930-х годов сельди поднялось в устье рек так много, что рыболовецкий колхоз Ууры — «Тармо», завоевал первое место среди всех рыболовецких колхозов Советского Союза».

Сам Свен Петрович родился в семье финского колониста, переселившегося в Россию в 1918 году. Жила семья на хуторе Куклин Кольского района Мурманской области – хутор тот с тремя избами на косогоре находился на островке реки Тулома невдалеке от одноименного села. Работящий и смышлёный подросток, названный именем датских королей, успел в предвоенные годы поработать в местном совхозе, даже заведовал сельской молочно-товарной фермой. В 1940 году Локко депортировали (как и большинство финнов на Кольском полуострове) в Карелию. В годы Великой Отечественной войны он был направлен на принудительный труд в лагеря Архангельской, а затем Челябинской областей. В послевоенное время вернулся в родные места, работал лесоводом, шофером, переводчиком на строительстве Верхнетуломской ГЭС. Серьезно увлекался живописью и даже окончил курс рисования и живописи Московского народного университета им. Крупской в 1962 году. На родном финском языке писал рассказы о природе и в начале 1970-х стал публиковать их в журнале «Пуналиппу» («Красное знамя», Петрозаводск).

С. П.Локко. Фото 1980-х годов.

С. П.Локко. Фото 1980-х годов.

Как для каждого россиянина, жившего в  балансирующей над пропастью перемен стране, 1980-е годы стали для Локко определяющими. Если одни, почуяв жареное, в годы перестройки создавали кооперативы и копили деньги для грядущей приватизации, то люди творческие поверили в гласность и возможность донести до сограждан свои мысли и чувства. Именно в те несколько лет, когда российские издательства стали брать к публикации ранее запрещенные  рукописи и при этом издавали их не только бесплатно, но еще и платили автору гонорар – именно в те годы С. П. Локко публикует роман «Люди Ледовитого» (1987), а затем и повесть «Наедине с совестью» (1989). Практически одновременно главы из книг Локко, переведенные самим же автором как с подстрочника на русский язык, публикуются в нашем еженедельнике «Рыбный Мурман». То есть рыбацкая газета первой познакомила русскоязычного читателя с творчеством Локко.

Мурман. Село Уура.

Мурман. Село Уура.

…Как-то в один из выходных дней конца 1980-х годов мы с редактором «Рыбного Мурмана» С. Н. Дащинским, взяв редакционную машину, поехали в поселок Верхнетуломский в гости к Свену Петровичу. Тогда же побывали на его «малой родине» - на берегу Туломы, где родился Свен Петрович. Доехав до отворотки на Юркино (уже тогда этот поселок стал дачной вотчиной мурманчан), спустились к реке. Спокойно и мощно  несла она свои воды к Кольскому заливу.

Тюва-губа. Посолка сельди.

Тюва-губа. Посолка сельди.

- А где же хутор Куклин с тремя избами на косогоре? - спросил я Свена Петровича.
- Так его уже давно нет. Еще до войны, со строительством Нижнетуломской плотины островок ушел под воду. Теперь остров Куклин сохранился лишь на картине, что я нарисовал по памяти…

Мурман. Становище Титовка, 1915 г.

Мурман. Становище Титовка, 1915 г.

Свен Петрович помолчал, и вдруг искрящиеся в уголках его глаз морщинки как-то стушевались, взгляд стал серьезным.
‒ Я расскажу вам, как мне удалось выжить в годы войны, что спасло нас, нескольких заключенных, от голодной смерти. Об этом я в своих романах не писал – как-то стыдно, что ли, было. Ну да дело прошлое…

Хутор Куклин

Хутор Куклин

И Свен Петрович поведал нам с Дащинским о том, как случай помог нескольким заключенным спастись от голодной смерти. Для меня, уже немолодого человека, перешагнувшего возраст Иисуса Христа, многое в том рассказе было откровением. И советские концлагеря, которые впоследствии как за образец взяли для себя фашисты, и сам факт нахождения в тех лагерях восемнадцатилетнего, родившегося и выросшего в России паренька лишь за то, что он по национальности финн.

‒ Так вот, ‒ начал рассказ Свен Петрович, ‒ направили нас в тот день нужники лагерного начальства чистить. Три или четыре человека, уже и не помню. Начало зимы и говнецо, извините меня, подмерзло. Мы его лопатой ковыряем и пластами на носилки складываем. А у меня в голове шальная мысль вертится – а вдруг… Вспомнил, как неделю назад в лагерь кукурузу привезли и охранники варили себе в ведрах золотистые пахучие початки.  И действительно: через некоторое время стали нам попадаться в пластах желтые вкрапления непереваренных кукурузных зерен. Мы их пальцами отколупывем-очищаем и набиваем мерзлыми зернами рты.  И жуем, жуем…

Я думаю, что в судьбе художника и писателя россиянина финской национальности Свена Петровича Локко была лишь одна муза – муза истории Клио, дочь богини памяти Мнемосины. Он рисовал прошлое, сохранившиеся лишь в памяти старожилов картины жизни и быта рыбацких селений Мурмана. Он писал о прошлом, которое невозможно вычеркнуть из памяти людей, прошлое, без знания которого у нашего Отечества нет будущего. Он был гражданином свой страны, неравнодушным автором газетных репортажей и  статей времен перестройки.

В 1991–1993 годы в издательстве «Карелия» вышли книги Локко «Полярная ночь и свет», «Тепло Лапландии в сердце». В 1993 году в Мурманске вышел первый том романа-трилогии «Финны на Мурмане» (на финском и русском языках), два тома (на финском) выпущены в Карелии. А массовый заполярный читатель узнал о талантливом  художнике, писателе и публицисте С. П. Локко через «Рыбный Мурман».

Одно из интервью с ним под названием «Я не сомневался – правда победит» 1988 года мы и предлагаем сегодня посетителям нашего сайта.

  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты