Энциклопедия Рыбного МурманаЭнциклопедия Рыбного Мурмана

Том 2. Часть вторая. БОРЬБА ЗА ВЫЖИВАНИЕ... (вторая половина 1990-х годов). 5. РЫБОПЕРЕРАБОТКА. Различные мнения б) И. Сквирский: «У нас денег как грязи…»

- Наши судоводители заявляют, что надо любым путем сохранить промысловый флот. А зачем, если у нас рыба не реализуется? Зачем нам строить новые, супердорогие корабли за границей? Мы должны знать, чего хочет рынок, нужна ли ему наша рыба, - рассуждения И.Д.Сквирского  поначалу заставляют поспорить, а затем задуматься. – Во-первых, рыба страшно дорогая, во-вторых, мы и рынков-то не имеем. Потому что каждый флот, убегая от налогов, создал маленькие присоски-предприятия, которые сами занимаются продажей. Не имея договорных основ, они затовариваются рыбой, а в результате страдает покупатель, потому что в Мурманской области самые высокие цены на рыбу.

Нужно создавать оптовый рынок. Нормальный опт, как во всем цивилизованном мире. Это непросто. Но если администрация области заинтересуется, то это можно сделать. С чего начать? Забрать у рыбного порта холодильники. Это – госпредприятие, а стало быть, комитет по имуществу имеет право перераспределить его собственность. В одном из банков-должников лежат сорок процентов акций «Севрыбсбыта», пусть администрация заберет их за долги области, а заодно и сам «Севрыбсбыт», и тоже с холодильниками. Вот на этой платформе можно вполне создать оптовую базу. И именно как коммерческую структуру. Так это делают в Татарии, Башкирии, везде в других областях. Создал? Дай ей квоту. Затем это оптовое звено едет на ярмарку, как это принято, заключает договора по поставкам. Консервы, соленая, бочковая рыба – как это было раньше. Заключили договора. А уж под эти договора можно вести разговор с нашими судовладельцами. Дескать, мы тебе даем тысячу тонн трески по 100 долларов за тонну, а не по 300, как она стоит. Но ты мне привезешь то-то, тогда-то и по такой оптовой цене. Причем сразу всю тысячу тонн не давать, а частями. Выполнил обязательства – получай следующую часть.

То, что судовладельцам якобы легче и выгоднее сдать рыбу, скажем, в Норвегии, чем у нас… Это не совсем так. В Норвегии цены уже ниже, чем в России. Треска на нашем рынке стоит 19 тысяч рублей за килограмм, а там – шесть тысяч. А вот когда оптовое звено будет все это контролировать, тогда они сами прибегут со своей рыбой, потому что у оптовиков – госзаказ, есть пакет, что куда надо поставить. И флоту легче: его дело привести рыбу и не ломать голову о реализации. Можно прийти к руководителю рыбообрабатывающего завода и сказать: «Слушай, мне надо тысячу тонн рыбы соленой, я тебе дам мороженую, ну-ка покажи мне твою калькуляцию, как ты там собираешься делать». Показал. Так, ясно. Заключаю договор и забираю у директора рыбу. Но надо именно забрать, чтобы сам он не бегал, не искал, как происходит обычно. Ведь почему простаивает рыбокомбинат? Не потому, что сырья нет – там просто не знают, куда деть продукцию! Потому что рыба дорогая, а в средней полосе понастроили своих коптильных заводиков и посолочных цехов. Так что они уже не берут соленую селедку, им мороженая нужна. Сегодня у рыбокомбината нет рынков сбыта, как у разрозненных флотских фирм. А оптовое звено будет иметь эти рынки. Вот чем надо сейчас заниматься в первую очередь.

- Как вы думаете, эта инициатива будет популярна среди руководителей флотов? – спрашивает Сквирского наш корреспондент.

- Ни в коем случае, - отвечает Игорь Давидович. – Они будут против. Это на первом этапе подорвет их интересы, потому что каждый руководитель сегодня создал свою структуру, в которой ему в данных условиях наиболее оптимально работать. Каждый его заместитель сидит во главе маленькой фирмы, и все друг от друга зависят. И если создать оптовый рынок, все разрушится как карточный домик. Но, думаю, что в конце концов они никуда не денутся. Ведь сегодня у флотов нет оборотных средств. Судовладелец утром топливо за границей купил, а вечером его начинают тягать: «А на какие шиши?!». А если будет все же создана рыбная биржа, вернее, оптовый рынок, туда судовладелец вскоре сам прибежит. Куда ж ему деваться? Ему надо топливо купить, тралы приобрести, людям заплатить, пароход в рейс выпустить. Жизнь заставит.
- Вы пытались выходить со своими идеями на «Севрыбу», флотоводцев?

 - Это глухой номер. Там сидят те же люди, что и раньше, и эти новации не в их интересах. Если администрация будет создавать рыбный оптовый рынок, она должна привлекать новых людей, которые ни от кого не зависят.

- Где ж их взять?

- А это их проблемы. Пусть ищут. Их для этого поставили, выбрали и народным доверием облачили. Работать надо! А то мы привыкли только плакаться. Вот денег не платят, жить не на что… Да денег как грязи в Мурманской области, только ты правильно ими распорядись. - (Никто на помощь не придет и дров не раздобудет, «РМ» от 28 февраля 1997 года.)
 

Наша справка:

СКВИРСКИЙ Игорь Давидович, заместитель по производству генерального директора ЗАО «Севрыба». Родился в Елабуге. В 1961 году, закончив мурманскую мореходку, работал во Владивостоке – четвертым, вторым, старшим  механиком на судах управления «Дальморепродукт», затем – главный механик, заместитель начальника механико-судовой службы флота. С 1970 года в Мурманске. Прошел путь от механика плавбазы до зама по производству «Севрыбы», в 1999 году - внешний управляющий ОАО НПЦ «Сев-рыбтехцентр».

  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты