Энциклопедия Рыбного МурманаЭнциклопедия Рыбного Мурмана

Том 2. Часть третья. РЫБНАЯ МАФИЯ (конец 1990-х годов). 7. ПОДВЕДЕМ ИТОГИ. Период раннего романтизма

В середине 1986 года «Рыбный Мурман» опубликовал статью «Единый флот бассейна». Давно витавшая в воздухе идея объединения могла казалось бы в нужном направлении сдвинуть неповоротливый  рыбохозяйственный комплекс Севера. Ограниченность сырьевых ресурсов, дефицит судоремонтных мощностей, нехватка транспортных рефрижераторов, проблемы судообрабатывающего комплекса, узкие места в береговой рыбопереработке – все это порождало неразрешимые противоречия. Обиды и взаимные упреки при планировании, расстановке флота по районам промысла, распределении рыбных квот, лимитов судоремонта и материально-технического снабжения… Объединение и единое управление позволили бы повысить экономическую эффективность руководства. В условиях нестабильной  сырьевой базы любое укрупнение рыбодобывающих предприятий стабилизировало бы их положение. Плюсов много. Но приведет ли такое укрупнение к улучшению конечных  показателей работы, не будет ли уравниловки? Однозначных ответов не было. Анализировались плюсы и минусы возможных  изменений. Пока структурных, так как о переходе к рыночным отношениям речь не шла.

Переход на новую структуру управления  предполагалось провести в три этапа. Первый предусматривал создание объединенного флота на базе соединения четырех флотов - тралового, «Мурманрыбпрома», «Севрыбхолодфлота» и «Севрыбпромразведки». На втором этапе  объединенный флот сливался с рыбокомбинатом и фабрикой орудий лова. На третьем этапе, к 1990-му году, должен был произойти переход на программно-целевые принципы управления, объединение взаимосвязанных производственных процессов в единый комплекс, работающий на конечный результат. В то же время предприятия Северного бассейна раздирали внешние экономические противоречия. Слышны стали даже  рассуждения о том, что, получив самостоятельность, предприятия ВРПО вообще могут выйти из объединения. Мол, мы теперь о своей выгоде должны думать, а не на дядю работать, с кем выгоднее, с тем и будет сделки заключать… Жизнь, точнее - московское начальство все расставило по полочкам, издав приказ по Министерству рыбного хозяйства СССР  о создании с 1 декабря 1988 года в непосредственном подчинении Минрыбхоза Северного бассейнового производственного рыбохозяйственного объединения БПО «Севрыба». Новая структура создавалась на базе упраздняемых «Севрыбхолодфлота», «Севрыбсбыта», управления материально-технического снабжения и транспортно-складской конторы. Все было выполнено в лучших традициях командно-административной системы. Без учета специфики регионов под одну гребенку были причесаны все рыбопромысловые бассейны страны. Ведь так намного удобнее управлять. Просто и сердито.

С принятием закона о государственном предприятии в стране де-юре поменялся экономический механизм, а де-факто ничего не произошло. Потому что в самих производственных отношениях ничего не изменилось. Ни одно предприятие Северного бассейна не было автономно в своих действиях. Хотя «статусно» каждое являлось самостоятельной единицей. Но производственная деятельность этой «единицы» полностью зависела от работы соседних предприятий. Оптового рынка не было. И в подобном подвешенном состоянии рыбный Мурман просуществовал несколько лет – и под ВРПО, и под БПО «Севрыба». Ни та, ни другая структура не могла снять основных противоречий переходного этапа развития страны.

Государственный заказ по выпуску пищевой рыбной продукции в 1988 году выполнен не был. В целом  Северным бассейном недополучена прибыль в 110 миллионов рублей против плана. Причина - в несовершенстве существующей производственной структуры и в целом системы управления. Каждый флот внутри себя был ограничен, с трудом выбирая расписанную квоту. Рыбаки не могли выйти за рамки своих возможностей, повысить эффективность работы. Это заставляло флотоводцев переходить в режим жесточайшей экономии.  Именно в 1989 году рыбодобывающие предприятия отказались от финансирования работ по судам оперативной разведки НПО «Севрыбпоиск». Поисковики в свою очередь перевели свои суда в промысловый вариант, что не замедлило отразиться на качестве краткосрочных прогнозов. Не стало бывшей партийно-советской взаимовыручки в рамках делового партнерства и между морем и берегом. С набирающей обороты перестройкой все чаще работа шла на принципах взаимного игнорирования. «Крайними» во всей этой ситуации оказались управленцы из «Севрыбы». Пошел «накат» непосредственно на руководителя бассейнового объединения.

- Требование всех моряков промыслового флота одно – ликвидировать БПО, а конференция трудового коллектива объединения должна дать отставку М.И.Каргину вместе с его командно-административным аппаратом, как не сумевшему в течение длительного времени вывести Северный бассейн из застоя, решить социальные и экономические задачи коллективов…

А.В.Абакумов, председатель совета трудового коллектива объединения «Мурманрыбпром».

- С принятием Закона о госпредприятии и ликвидации промежуточного звена управления – ВРПО, перед М.И.Каргиным и его специалистами стал вопрос – что делать? Как удержать власть над предприятиями и сохранить свои должности? Начался судорожный поиск – игры. Сесть на одно из предприятий вроде несолидно. Поэтому появилась идея создать объединенный флот, собрав в кучу все флоты Мурманска, и самим возглавить его. Получается солидно и престижно. Просто так не объединишь, поэтому стали подводить теоретическую базу, пробовали сделать экономическое обоснование… Г.В.Тишков, начальник Мурманского тралового флота.

Вышеприведенные цитаты взяты из выступлений участников конференции рыбаков, которая прошла по инициативе  плавсостава Северного бассейна 28 июня 1989 года. Собравшимся были предложены два совершенно различных варианта управления бассейном. Первый, за который ратовал М.И.Каргин, - создание объединенного флота, а затем и фирмы «Север», которая позволит устранить существующие  противоречия. Автором второго варианта стал заместитель генерального директора БПО «Севрыба» В.Ф.Корельский, который предложил создать межрегиональную ассоциацию рыбаков Севера, сокращенно МАРС.  Новая структура позволит сформировать сильную хозрасчетную систему, исключить путы, связывающие инициативу людей, реализует на деле принцип полной ответственности самих работников. Предприятия берут в свои руки не только власть, но и полноту ответственности за результаты труда. Высшим органом ассоциации является собрание представителей трудовых коллективов. Собрание выбирает правление ассоциации, председателя правления, его заместителя, а также утверждает исполнительного директора. Дирекция создается  только как исполнительный орган. Она нацелена на то, чтобы реализовать внешние функции ассоциации и функции, связанные с координацией  деятельности по решению общих задач входящих в ассоциацию предприятий…

- Повышению эффективности общественного производства в рамках ассоциации будет способствовать хозрасчетная система взаимоотношений входящих в нее предприятий, - говорил с трибуны конференции плавсостава Корельский. – Взаимодействие на коммерческой основе  позволит экономический эффект от сложения сил сделать нелинейным, то есть когда дважды два будет не четыре, а по меньшей мере пять… Кончается эпоха безграничной, опьяняющей власти по вертикали, когда можно управлять приказами, ни за что не отвечая при этом, успехи присваивать себе, а неудачи – исполнителям!

Не трудно догадаться, какой из двух предложенных вариантов в большей степени отвечал мнению рыбаков. С позиций сегодняшнего дня остается только удивляться тому, что совершенно напрасно мы пытались объяснить сложившуюся критическую обстановку на Северном бассейне отдельными упущениями в работе добывающих флотов, строптивостью или недальновидностью отдельных руководителей, неудачной структурой ВРПО или БПО, затянувшейся перестройкой управления бассейном. Неужели кто-нибудь из собравшихся в те летние дни 1989 года в зале Мурманского  Дворца культуры и техники имени Кирова серьезно думал, что подбери сейчас удачный вариант структуры, а заодно смени крутого Каргина на более молодого Корельского, - и дела сразу пойдут в гору?  Причины наших бед крылись значительно глубже, и на уровне даже бассейнового объединения их было не решить.

Конференция плавсостава приняла решение о ликвидации БПО «Севрыба» и проголосовала за создание Северной ассоциации флотов и предприятий. Это был первый осознанный шаг на пути к развалу. Почему? Потому что кто знает, как бы пошел процесс приватизации у нас на Северном бассейне, будь здесь создан единый флот и на его базе фирма «Север» с береговыми предприятиями. Если в Москве не нашлось обладающего властью человека, чтобы дать ход акционированию рыбной отрасли в целом, то у нас, в Мурманске, мы это могли бы сделать. Могли? Теоретически – да, практически – нет. Доверие к руководителям регионального штаба отрасли было подорвано. Основная борьба за выживание шла в самих трудовых коллективах предприятий, руководители которых, чувствуя на своих шкурах все противоречия переходного этапа развития страны, решили действовать самостоятельно. ВРПО, БПО, Северная ассоциация – от смены названий им было ни жарко, ни холодно. Они надеялись только на собственные силы и поддержку своих трудовых коллективов. Наверное, в том-то и была основная ошибка  М.И.Каргина и областных партийных боссов, что при их протекции и поддержке трудовых коллективов во главе предприятий Северного бассейна во второй половине 1980-х годов оказались самостоятельные и сильные руководители.  Мурманского тралового флота - Г.В.Тишков, чьи деловые и человеческие качества не нуждаются в комментарии.   «Мурманрыбпрома» - В.Д.Демяненко, который единственный из руководителей предприятий бассейна на балансовой комиссии по оценке работы БПО «Севрыба» в 1989 году дал этой работе неудовлетворительную оценку.  «Севрыбхолодфлота» - А.Ф.Леванов, чьи энтузиазм и деловая хватка, помноженные на опыт и знания, помогут в годы постперестройки развернуть кипучую деятельность.  «Севрыбпромразведки» - Г.А Сторожев, который, сохраняя флот, перевел поисковые суда в промысловый режим. Рыбного порта – В.В.Кусков, спокойный, обстоятельный, умело «гасящий» забастовки докеров и рассчитывающий только на свои силы руководитель. Мурманского рыбокомбината -  В.Ф.Зеленский, которому вместе с замом Ю.В.Мананковым многое виделось в радужных красках во время перехода на арендные отношения. Судоверфи – всенародно выбранный молодой и перспективный В.Е.Храпов… Разве мог хоть один из вышеперечисленных руководителей тогда, в конце 1980-х годов, лишить себя и свои предприятия юридической самостоятельности и занять лишь второе, третье и прочее по счету место среди руководителей фирмы «Север»? Конечно же, нет. Но и БПО, по большому счету, практически ничего не решало. Именно первые руководители предприятий, как никто другой, чувствовали пульс времени, времени, которое опережало самые казалось бы смелые и революционные решения на местах и делало эти решения бессмысленными. В стране не удалось сохранить централизованного планирования в условиях фиксированных цен. Попытка проведения рыночных преобразований под жестким государственным контролем натолкнулась на сопротивление чиновников, терявших власть по мере развития рынка. Реформы были заторможены. Надвигалась либерализация экономики в надежде на силу самоорганизации общества. Каждый был сам за себя и надеялся выжить в одиночку. По аналогии с литературоведческой классификацией, можно сказать, в умах и умонастроениях тружеников рыбного Мурмана заканчивался период раннего романтизма. Период, наполненный надеждами и разочарованиями.

 
 

  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты