Энциклопедия Рыбного МурманаЭнциклопедия Рыбного Мурмана

Том 2. Часть третья. РЫБНАЯ МАФИЯ (конец 1990-х годов). 8. ПОСЛЕДНИЙ ВЫБОР (газета «Рыбный Мурман»). Последний выбор

Как бы там ни было, а на улице апрель 2000 года, выборы закончились, а вместе с ними и приток денег за политическую рекламу. И каждый новый день начинает приносить редакции новые долги. Плюс к тому налоговая полиция заводит на меня уголовное дело. Поначалу это вызвало лишь недоумение. Даже по собственной инициативе заявление написал в следственный отдел Управления федеральной службы налоговой полиции по Мурманской области, пытаясь убедить людей в погонах в несуразности выдвигаемых обвинений. В том заявлении я, в частности, писал:

- Хотя это «дело» объединено в три пухлых тома, однако суть обвинения и иллюстрирующих его документов уместится в тонкой папке. Во-первых, это доказательства допущенной бухгалтерской ошибки (или не допущенной) в 1996 году. Во-вторых, это документы, подтверждающие, по мнению проверяющих органов, сокрытие налогооблагаемой базы при проведении ряда коммерческих операций (в частности, с Кондопожским бумагоделательным комбинатом). По первому вопросу ответ должна дать независимая аудиторская проверка, по второму – разбор соответствующих документов. Однако в трех томах рассматриваемого «дела» собрана масса материалов, составленных на основе ничем не обоснованных домыслов. То есть делается попытка очернить меня и выставить как злодея. Потому-то я и хочу высказать свою точку зрения до рассмотрения этого «дела» в суде.

Мы журналисты, а не коммерсанты. Поэтому вписаться в рыночные отношения было очень трудно. И то, что мне лично удалось довести газету до 2000 года, считаю своей заслугой. Говорить о какой-то личной выгоде даже смешно: всех сотрудников «Рыбного Мурмана» можно назвать бессребрениками, которые, получая в несколько раз меньше денег, чем их коллеги в бюджетных изданиях, хорошо делали свое дело. И у меня, руководителя, оклад ненамного превышал оклады рядовых сотрудников. И не я, а другие получали денежные ссуды от редакции, которые позволяли сотрудникам даже покупать жилье. Издание газеты – дело нерентабельное. Мы существовали благодаря помощи флотов и областной администрации. Флота помогали не деньгами, а рыбопродукцией. Именно для превращения рыбы в деньги в редакции был создан коммерческий отдел. Я контролировал этот процесс, не вмешиваясь в детали. Могу сказать одно – без подобной коммерции газете было не выжить…

Вот такое письмо, наивный, я отправил в налоговую полицию. Да им, налоговикам и следователям, было глубоко наплевать на меня и «Рыбный Мурман».

Копать надо было глубже – как раз накануне этого прокуратурой Мурманской области были выявлены нарушения в ходе расходования денежных средств, поступающих в областную администрацию от продажи части так называемой социальной рыбной квоты. Квоту эту несколько раз получал и «Рыбный Мурман». А как только господин Милосердов, усидевший в кресле прокурора все эти годы, увидел название знакомой ему газеты, так сразу же и «родилось» уголовное дело на редактора. Не смог укусить несколько лет назад – почему же не доставить себе удовольствие покуражиться сейчас?
На радостях избрания В.В.Путина главой государства в стране была объявлена так называемая «президентская» амнистия. Вскоре и мне предложили написать заявление о прекращении заведенного уголовного дела. Я возражать не стал. Потому что дальнейшая борьба и проведение независимой аудиторской проверки требовали денег, которых не было. Да и с кем и ради чего бороться: областная администрация приступила к реализации плана захвата «Севрыбы», так что вице-губернатору Ю.Н.Мясникову со товарищи «Рыбный Мурман» в этом деле становился помехой; для рыбопромышленников Севера настали горячие промысловые денечки, «сенокос», когда надо было скирдовать денежки, пока есть возможность; В.П.Гусенков заседал в Госдуме; О.П.Найденов «думал»… Мне особо думать было некогда. Еще месяц-другой – и можно будет заводить на меня новое уголовное дело, потому что после выборов и выплаты основных долгов редакционная касса была пустой, а выпуск газеты требовал немалых денег.

- Должен сообщить, что этот выпуск  «Рыбного Мурмана» может стать последним, - такими словами начал я свое обращение к читателю в номере от 7 апреля 2000 года. – Причина прозаична: у редакции нет средств, чтобы издавать газету. А газеты, подобные нашему еженедельнику, заведомо убыточные, так как печатают не только рекламу с кроссвордами, но и общественно значимые материалы. Почему же «Рыбный Мурман» не нашел своей экономической ниши в рыночных отношениях? Всего в бывшем СССР подобных еженедельников было пять: в Калининграде, Мурманске, Владивостоке, на Сахалине и на Камчатке. Калининградский «Маяк» приказал долго жить в первые годы перестройки, а все три дальневосточные газеты стали многотиражками, то есть «легли» под одно из предприятий Дальневосточного бассейна. Лишь года два назад поднялся и окреп «Рыбак Приморья», взяв в свои учредители не только флоты, но и комитет по имуществу краевой администрации.

«Рыбный Мурман» шел своим путем, надеясь, что вот-вот и у нас на Севере появится сила, способная объединить, направить, организовать деятельность флотов и крупных предприятий бассейна на выполнение общегосударственных задач. Но такой силы пока нет и, очевидно, в обозримом будущем не будет. Если дальневосточников объединила борьба с «экспериментами» Госкомрыболовства и им в этой борьбе понадобилась своя газета, то у нас продолжается полный раздрай. Ни «за», ни «против», а каждый за себя. Значит, нет и объективных причин для востребованности «Рыбного Мурмана». А публиковать конспекты выступлений «рыбных генералов» или чем другим тешить их самолюбие не в традициях еженедельника. Плюс к тому очень многие сегодня не хотят выносить сор из избы, избегая доверительных контактов с журналистами. Есть и еще одно невостребованное качество газеты. «Рыбный Мурман» был нужен идеологам КПСС (и очень неглупым идеологам!) для рассказа широким массам северян о делах-заботах рыбаков Заполярья. Нынешним бизнесменам отчитываться перед народом нужды нет. Разве что покупая свое депутатство в очередном законодательном органе. К сожалению, среди друзей газеты не нашлось руководителя с государственным мышлением… - (Слово к читателю, «РМ» от 7 апреля 2000 года.)

                           х              х             х

Добавить к сказанному в 2000-м году мне нечего. Сделав этот последний номер газеты, мы всем немногочисленным составом редакции пошли в ресторан, где подняли бокалы  за наш «Рыбный Мурман». Через два месяца, продав устаревший издательский комплекс и отдав последние редакционные долги, я переехал жить в Петрозаводск, поближе к запавшим в душу за годы морских походов парусам и мачтам самодельных деревянных кораблей. И увез с собой подшивки рыбацкой газеты вместе с редакционным архивом. Судьба распорядилась так, что у меня хватило времени и сил создать данное повествование. Оно заняло два тома. Не меньший объем занимают и сведения, размещенные на поисковом сайте, где собраны десятки тысяч фамилий авторов «Рыбного Мурмана». Теперь архивом газеты могут воспользоваться все желающие.


ГЕОРГИ Виктор Сергеевич,          
тринадцатый редактор «Рыбного Мурмана».
Апрель 2007

  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты
  • Журналисты